Выбрать страницу

**Белтейн** — один из двух наиболее известных из вероятно, когда-то многочисленных кельтских праздников, если дать ему краткое определение — то, **это праздник весны, праздник начала сельскохозяйственного сезона**. С этой точки зрения в празднике нет ничего необычного, однако время и способ его празднования создали ему некую «популярность» сначала в христианской среде, а затем стали причиной его достаточно частого упоминания в фентези.

`Дело в том, что этот праздник приходится на 1 мая, кстати наш «День весны и труда» вполне возможно связан с Белтейном, т. к изначально международный день трудящихся возник именно в рамках английской культуры `

Белтейн, как уже сказано, праздновался 1 мая, однако сам праздник начинался еще ночью, т.е можно сказать **накануне**. Местом же проведения подобных праздников должны были быть возвышенные места — в случае Англии и Ирландии вершины холмов, где разжигались костры и устраивались народные гуляния и в древности проводились религиозные обряды. Со временем эти остатки язычества стали восприниматься, как ведьмовский шабаш, а **сам праздник стал более известен под названием Вальпургиевой ночи**.

![](/content/images/2017/03/maxresdefault.jpg)

Кроме прыжков через костры среди традиций этого праздника упоминается и **майский столб**. Его украшали и вокруг него водили хороводы, а в русскоязычной традиции на этот столб еще и залазили для развлечения, только назывался этот праздник у нас не Белтейном, а Масленицей.

Ночные гуляния на вершинах холмов как дело в общем-то не совсем удобное, а где-то и опасное, постепенно канули в лету и стали восприниматься как часть оккультного мировоззрения, а вот майский столб, костры и хороводы пришлись христианской культуре вполне ко двору. И у нас и в Европе эти языческие мистерии стали со временен восприниматься просто как веселый весенний обычай.

Есть еще одно совпадение традиций — сжигание соломенной фигуры. Сейчас уже трудно в силу отсутствия источников выяснить, кого имели ввиду наши предки под соломенным чучело, носящем сейчас имя зимы, однако интересно отметить, что немецкие и **английские крестьяне сжигали в этот день чучело…ведьмы**, которая — кто знает — возможно также в народном сознании удерживала зиму и мешала урожаю.

Кроме ведьм, как известно, в Вальпургиевой ночи участвовали и разнообразные представители нечистой силы, а также души умерших. Все это роднит ее с другим известным кельтским праздником — Самхейном.

![](/content/images/2017/03/1351695202_98thc1rgoqk.jpg)

**Самхейн или Самейн больше известен у нас как Хеллоуин**. Существует множество гипотез, объясняющих название праздника. Во-первых, Самейн или Самуин — это кельстское самобытное название ноября. Народная этимология подсказывает нам, что данное слово происходит от **summer fuin — т. е. «конец лета»**, ученые-языковеды немного поправляют смысл названия, утверждая, что это не «конец лета» а «окончание (сельскохозяйственного) сезона». В этом смысле Белтейн и Самхейн — два праздника открывающие и завершающие крестьянские труды.

`В русской православной традиции — в этом нет ничего странного, Церковь освящает всю нашу жизнь — так же есть праздники связанные с началом и окончанием земледельческих работ. `

**Праздником завершения сезона, несомненно служит т. н Яблочный Спас — праздник Преображения Господня**. Гораздо сложнее определиться с началом посевной, можно сказать, что в этом смысле отдельного праздника нет, а те или иные его черты принимают на себя некоторые из двунадесятых и великих праздников.

Так **Благовещение** в крестьянском календаре издревле связывали с пока еще робким-вот только-только началом весны. **Вербное воскресение** демонстрировало наблюдателю первые весенние приобретения — ожившие от зимы веточки вербы, их кстати наряду с Троицкой травой использовали как благословение Божие для домашних животных.
Самым же значимым началом и благословением крестьянских трудов, если верить исследователям, была **Пасха**. Кроме привычных нам куличей и яиц, на Пасху приносили в церковь и освящали ведра и корзины **«со всяким житом»**.

![](/content/images/2017/03/yablochnyj-spas.jpeg)

Наряду с сельскохозяйственным значением эти два праздника несомненно имели еще и значение религиозно-астрономическое и маркировали смену темной и светлой частей года, или, если рассмотреть это архетипически, добра и зла. **Слово Белтейн собственно и переводят как сияние солнца, а противоположный ему Самхейн знаменует наступление зимних сумерек**. Таковая смена времен года или сезонов в различных культурах часто имела смысл взаимопроникновения миров: света и тьмы, яви и нави, естественного и сверхъестественного.

Подобные представление отчасти удержало и Православие. Вспомним, что во время своего пребывания в узах смерти Христос «**находящимся в темнице духам, сошед, проповедовал** (1Петр. 3,19)». И вот этих заключенных духов Он затем выводит на свободу. Идея освобождения от уз смерти оказалась для христианства настолько важной, что именно о ней — Христос выводит праотцев — повествует нам икона «Воскресения». О ней, а не о банальной личной победе над смертью. Смерть и так никогда и не могла бы удержать самого Бога.

Из предания мы узнаем, что этот Божественный акт, совершенный однажды, стал своеобразной «сверхъестественной» традицией — в дни Светлой седмицы или на праздник Радоницы — говорит предание — наши усопшие родственники приходят разделить с нами Пасхальную радость, а святые сходят с икон и христосуются друг с другом.

![](/content/images/2017/03/radonitsa.jpg)

`Идея заботы об усопших сродниках, вера в бессмертие души и желание поделиться с ними житейскими радостями и даже идея об «общении святых» все это странным образом совместилось в модном нынче празднике — Хеллоуин.
`

Собственно Хеллоуин — это другое название Самхейна, и отмечают его 1 ноября: на этот день приходится католический праздник «день всех Святых», а непосредственно за ним 2 ноября следует «**день всех усопших верных**».

Даже само слово Хеллоуин происходит от названия праздника. Halloween, собственно, сокращение от “All Hallows’ Eve”, т.е. «всех святых вечер» или, если перевести литературно, «**канун дня всех Святых**».

Интересно, что даже знаменитая **тыква со свечой внутри по поверью должна была указывать душам усопших в путь чистилище**. Кстати, изначально это была и вовсе не тыква, а понятная нам репа, в тыкву она превратилась, перебравшись с переселенцами в США.

Откуда же на Хеллоуин вдруг появляется всевозможная нечисть? — спросит дотошный читатель. Вся эта карнавально-инфернальная фантасмагория не что иное, как коммерциализированное возрождение изначального языческого бэкграунда самхейна-хеллоуина, впрочем, также не лишенное христианского смысла.

В этот день, как было уже указано выше, происходит наложение двух миров и по языческому поверью вместе с душами усопших — они кстати тоже не вполне безопасны — на землю могут проникать и различные чудовища: как то ледяные великаны, плотоядная лошадь кельпи, змеи-драконы, сиды-вампиры, привидения…

`И, если уж вам не сидится дома и нужда гонит вас в путь в эту страшную ночь, то хотя бы замаскируйтесь — оденьтесь как один из монстров, авось и не заметят! `

![](/content/images/2017/03/halloween1.jpg)

`К сожалению, диснеевской феи-крестной среди этих чудовищ нет, а ее коллега — детская зубная фея может в этот день и не ограничится одним зубом и лишить вас и всей челюсти вмести с жизнью. `

Испугались? Что же, чтобы разрядить обстановку скажем, что **многие из этих мифов недостоверны и основаны скорее на выдумках неоязычников**, чем на письменных или устных источниках. Те же сведения, которые доступны и достоверны, говорят о том, что в этот, напомним сельскохозяйственный в том числе, праздник жители Британии и островов наряжались скорее не сами, а **наряжали огородное пугало** как бы в награду за летнюю службу, туда же пристраивали и репу-тыкву со свечой.

![](/content/images/2017/03/c66995.jpg)

`Как можно видеть в основании этих двух праздников лежат идеи глубоко христианские: надежды и воскресения, поминовения усопших, радости о Господе и осторожного отношения к потусторонним силам.`

В нашей интерпретации Хеллоуин вполне может сделаться Родительской субботой, тыква Джека — поминальной свечой, а обычай переодеваться в чудовищ — лишним поводом поговорить об опасностях спиритизма и оккультизма.

Не лишена смысла и попытка обратиться в этой связи к **русскоязычному фольклору** и литературе. Так обычай переодеваться, хотя и без указания причин, сохранился у нас на Масленицу, здесь же и гуляния и «майский столб». О разгуле нечистой силы в смысле околохристианского легендариума пишет, например, Н.В. Гоголь: его **«Ночь перед Рождеством» и «Вий»** рассуждают о потустороннем вполне в духе Хеллоуина, показывая однако и опасности такого общения.

![](/content/images/2017/03/145198666213255494.jpg)

Говоря о Хеллоуине нельзя обойти стороной и такое явление, как коммерциализация праздника. Однако, желание покупателя, устремившегося в магазин, не в последнюю очередь вызвано не ловкостью торговцев, а недостатком времени и банальным **желанием сделать ближнему приятный сюрприз**.

Обыватель навряд ли будет мастерить свой подарок лично пусть даже и по самому знаменательному поводу, поэтому чего уж обижаться, если коммерсанты ему «помогают».

В таком смысле примером удачной коммерциализации христианского праздника может послужить «день святого Патрика». **Тем более, что совсем недавно св. Патрикий был включен в Православный календарь**.

![](/content/images/2017/03/StPatricksDayMarketing-compressor.jpg)

Во-первых это и понятный десакрализированный символ — четырехлистный клевер (у обычного ботанического три листа, а этот счастливый четырехлистный ни что иное как аллюзия Креста). Его, если что не жалко и потерять или повредить, не плачем же мы над каждой копейкой, а ведь на ней изображена икона.

Затем зеленый цвет одежды и сувениров, в данном случае просто летний цвет, цвет жизни — нечто похожее мы видим и у нас на Троицу. И наконец, танцы, музыка и гуляния.

![](/content/images/2017/03/patrickparadea.jpg)

`Если кто посчитает, что не очень-то благочестиво танцевать в память о святом, что же можно напомнить таковому ревнителю о царе-псалмопевце Давиде и об обычае жителей Африки совершать Божественную литургию под звуки тамтамов.
`

Не лишне будет сказать и о героике праздника: ведь день Патрика — это день всех ирландцев, а упомянутый выше Белтейн — день первых поселенцев, и день памяти одного из ирландских героев — Партолона.

Одежда, обычай, веселье, говоря по современному — флешмоб, именно то, чего не хватает многим христианским памятным датам. Если мы выйдем из своего музея древностей, дерзнем переосмыслить старое и создать новый, но освященный веками обычай, быть может старческое — o mores! — сменится молодежным — ad astra! — **ведь современные люди по-своему благочестивы** (Деян. 17,22).

[(С) Источник](https://www.academia.edu/32054432/Pedo-Mellon-A-Minno_%D0%A1%D0%BA%D0%B0%D0%B6%D0%B8_%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B3_%D0%B8_%D0%B2%D1%85%D0%BE%D0%B4%D0%B8_)